LegalAdvisor.by

адвокат Теодорович

 

Из книги "Настольная книга поставщика"

 

Лицо, нарушившее принятое на себя по договору обязательство, несет ответственность за его нарушение лишь при наличии определенных условий. В общем случае, необходимым условием является вина, которая может быть и в форме умысла, и в форме неосторожности. В отличие от широко известной в уголовном и административном праве презумпции невиновности, гражданское право придерживается противоположного подхода – отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. 

Однако лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, несут ответственность за нарушение обязательства и без вины. Они освобождаются от ответственности только, если докажут, что надлежащее исполнение обязательства невозможно вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (ст. 372 ГК и ст. 401 ГК РФ). 

Здесь, и далее в цикле статей, под предпринимательской деятельностью подразумевается деятельность любых лиц, направленная на систематическое извлечение прибыли, а не только граждан – индивидуальных предпринимателей. В частности, предпринимательскую деятельность осуществляют стороны договора поставки – поставщик и покупатель.

Для обозначения этой непреодолимой силы, освобождающей от ответственности, предприниматели обычно используют международно-правовой термин форс-мажор, хотя, строго говоря, это не верно. Национальное правовое понятие «непреодолимая сила» более узкое, чем понятие «форс-мажор» в международном деловом обычае. У этой непреодолимой силы два обязательных признака. Первый – чрезвычайность, т.е. непредвиденность. Второй – непредотвратимость при данных условиях. Поэтому маловероятно, что непреодолимой силой признают забастовку. Если она законна, то предвидима. То же с пожаром и кражей. Обычно существует возможность их предотвратить.  Интересно отметить, что российский Гражданский кодекс, в отличие от белорусского, запрещает относить к непреодолимой силе нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения обязательства товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств. Но это не означает, что в Беларуси подобное разрешено. Отсутствие указаний закона компенсируется судебной практикой.  

Теперь – самое важное. Указанные выше основания освобождения от ответственности являются диспозитивными. Следовательно, договором может предусматриваться, как более строгая, так и более мягкая ответственность должника. Например, можно предусмотреть, что лицо, нарушившее обязательство, не вправе ссылаться на непреодолимую силу.

Впрочем, чаще всего, предприниматели смягчают ответственность, описывая различные случаи «форс-мажора» - как основания освобождения от ответственности. Подход не слишком эффективный, так как невозможно предусмотреть большинство событий, многие события невозможно доказать. Например, в современном мире войны не принято называть войнами - "наведение конституционного порядка", "принуждение к миру", "внутренний вооруженный конфликт" и т.д. Связь между «форс-мажорным» событием и неисполнением обязательства также может быть неочевидна, хотя очевидна невиновность должника.

Представляется более полезным указать в договоре на вину стороны в неисполнении обязательства, как на условие ответственности, т.е. приравнять предпринимательскую ответственность к ответственности общегражданской. Более того, в договоре можно предусмотреть условием ответственности лишь умысел должника в неисполнении обязательства. Вместе с тем, соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства ничтожно.   

 

Принятые сокращения:

ГК – Гражданский кодекс Республики Беларусь от 07.12.98 

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая от 30.11.94; Гражданский кодекс Российской федерации, часть вторая от 26.01.96

 

Руслан Теодорович

2013