LegalAdvisor.by

адвокат Теодорович

 

Из книги "Настольная книга поставщика"

 

Безусловно, стороны свободны в определении условий договора. Вместе с тем, свобода договора ограничена законодательством, под которым подразумеваются как законы, так и иные нормативные акты республиканских (федеральных) и местных органов власти и управления.

Законодательством может быть прямо запрещено заключение отдельных договоров, либо могут устанавливаться требования к форме и процедуре заключения договора. В таком случае, при нарушении предписаний, говорят, что сделка (которой является всякий договор) ничтожна (т.е. недействительна с самого момента ее заключения), как запрещенная законодательством или как не соответствующая требованиям законодательства.

Более распространенным случаем является недействительность (в силу несоответствия законодательству) отдельных условий договора. Если такие условия не относятся к существенным условиям договора, недействительным будет лишь соответствующее условие, но не договор в целом.

Абсолютно обязательными к применению, так называемыми императивными, являются не все нормы законодательства, а лишь те, в которых законодатель не установил, что нормы применяются постольку, поскольку иное не установлено соглашением сторон. Как отмечалось выше, эти нормы называют диспозитивными. В ряде случаев, закон отдает предпочтение обычаям делового оборота перед диспозитивными нормами. Тогда, в отсутствии договорного условия, отношения сторон регулируются общепризнанными деловыми обыкновениями, причем, не только писанными. 

Естественно, что в момент заключения договор должен соответствовать императивным нормам законодательства. Возникает вопрос, какие условия (договорные или законные) действуют, если акт законодательства вступил в силу после заключения договора? Здесь позиции российского и белорусского законодателей прямо противоположны.

Статья 422 ГК РФ предусматривает, что если после заключения договора принят закон, устанавливающий иные обязательные для сторон правила (т.е. введена императивная норма), действуют условия договора, если только в самом законе не установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. Таким образом, по общему правилу, закон к договорным отношениям обратной силы не имеет. При применении диспозитивных норм, всегда выбирают норму, действовавшую в момент заключения договора.

Хотя российское законодательство соответствует международной практике и ранее действовавшему белорусскому законодательству, ныне действующий ГК предусматривает прямо противоположное соотношение договора и закона. Вообще говоря, после принятия закона, устанавливающего иные, чем в договоре, обязательные правила, стороны обязаны привести договор в соответствие с законом. Понятно, что на практике данное правило не выполняется, к чему судебная практика относится лояльно. То, что стороны не внесли соответствующие изменения в договор, не влияет на его действительность. 

Вопрос о том, что действует после принятия закона - договорные либо законные правила (в любом случае, законные правила могут действовать только с момента вступления закона в силу, если законом не определен более поздний срок), разрешается белорусской судебной практикой следующим образом. Если норма императивная, то действуют правила, предусмотренные нормой, если диспозитивная, то действуют условия, предусмотренные договором, а если в договоре таких условий нет, то диспозитивной нормой, действовавшей на момент заключения договора (ст. 392 ГК и п. 15 Пост. ВХС № 16).

 

Принятые сокращения:

ГК – Гражданский кодекс Республики Беларусь от 07.12.98 

ГК РФ – Гражданский кодекс Российской Федерации, часть первая от 30.11.94; Гражданский кодекс Российской федерации, часть вторая от 26.01.96

Пост. ВХС № 16 – постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 16.12.99 № 16 «О применении норм Гражданского кодекса Республики Беларусь, регулирующих заключение, изменение и расторжение договоров» (в редакции постановления Пленума Высшего Хозяйственного Суда Республики Беларусь от 06.04.05 № 7)  

 

Руслан Теодорович

2013